Моего прадеда сегодня уже нет в живых. Он умер, когда мне было 4 года, но я запомнил, как мы не спеша с ним гуляли. Мой прадед, Мусин Нуриман Тумирзеевич, родился 22 апреля 1918 года в деревне Тансаитово Бузовязовского района (Кармаскалинский район) Башкирской АССР. В семье было шестеро детей (2 сестры и 4 брата). Мой прадед был самый младший. Когда прадедушке было шесть лет, умер его отец. Вся забота о детях легла на плечи матери. Когда дедушка закончил 4 класса (в деревне, где он жил, школа была начальная), он захотел продолжать обучение. Школа была в соседней деревне, она была русской. Прадеду сказали: «Собери столько детей, чтобы можно было открыть для вас класс». Ему очень хотелось учиться, и он набрал класс. Он ходил по дворам и уговаривал родителей, чтобы они разрешили своим детям учиться в русской школе. Все к этой затее относились по-разному: кто ругал его и выгонял из дома, а кто и соглашался с ним и отпускал своих детей... Он окончил школу в 1936 году. После школы он поступил в Башкирский финансово - экономический техникум (Приложение 3). Прадед хорошо учился, занимался спортом: принимал участие в соревнования по лыжам, занимая II места по Башкирии. В январе 1940 года прадедушку призвали служить в ряды Советской Армии. С января 1940 по август 1941 года он служил в 23 Краснознаменном Каменецк-Подольском пограничном отряде стрелком. Война коснулась его с самых первых минут. В августе 1941 года прадедушка стоял на посту, немцы подкрались и выстрелили ему в спину. Пуля попала в затылок и насквозь вылетела из глаза (пуля, прожгла для себя путь, не задев жизненно важные органы). Ранение было сквозное. После выстрела прадедушка упал на землю без памяти. Так в августе 1941 года, в самом начале войны, он попал в плен. На территории всей Украины оккупанты проводили преступную политику массового истребления советских людей, применяли для этого самые гнусные, самые изощренные, самые злодейские способы. Целые деревни были в плену или окружении. В Каменецк - Подольской области они создали «гросс лазареты» для военнопленных. Побои, пытки, преднамеренное распространение инфекции, голод вели к тому, что смерть скашивала в этом так называемом «лазарете» до 300 человек в день. Раненого прадедушку, конечно, никто не лечил. Он выдергивал из фуфайки вату и затыкал ею рану, и так каждый день. Да, он не сидел в лагере, его не пытали, но суп с червями из гнилой картошки и моркови, вместо хлеба мука с опилками - и так долгих три года во вражеском тылу. Прадедушка дважды бежал. Первая попытка провалилась. Его поймали и сильно избили. Но он не оставил надежды выбраться из оккупации. Готовился. И осенью 1943 года ему удалось бежать. Дождливая осенняя ночь. Железная крыша барака сильно хлопала от ветра, и немцы потеряли бдительность. Прадедушка вместе с товарищем по плену перерезали железную проволоку и бежали (после фашисты стали подключать к проволоке ток). Долгие месяцы скрывались в лесах, пока не добрались до своих. Государственная комиссия очень тщательно проверяла, как и при каких обстоятельствах боец Красной Армии оказался в плену на оккупированной территории. После долгих расследований приняла решение: «Мусин Нуриман Туймирзеевич не виновен». Когда вернулся, домой его встретили сестры - все братья были на фронте.

Разместил: 
Артем Никитин, ученик 6Б класса МОУ СОШ №6 г.Кумер

Комментарии
Ваше имя

Электронная почта

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу
 

Уведомить об ответе
Комментарий
Введите символы, которые показаны на картинке:

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
 
  Принимаю условия соглашения пользователя

Возврат к списку