Муфтахов Мухаматнур Габдуллович родился 15 декабря 1924 года. Ветеран Великой Отечественной войны. Умер 26 сентября 2002 года. Статья «В БОЙ ПОШЛИ КУРСАНТАМИ...» Наконец-то, при очередной остановке эшелона раздалась долгожданная команда: "Выгружайся!" До этого почти два месяца под полом душной теплушки неумолчно стучали колеса. Да, еще в январе курсантов Южно-Уральского пулеметно-пехотного училища, которое готовило командиров, ночью подняли по тревоге. Училище находилось в городе Благовещенске. Пять батальонов пешком дошли до Уфы, в пригороде которой в ожидании эшелона курсанты прожили еще полторы недели. Все это время Мухаматнур Муфтахов жил надеждой перед отправкой побывать в родной Красной Горке, которая находится в какой-то сотне километров. Рукой подать, а наведаться к родным невозможно. Прошло пять месяцев с тех пор, как вместе с Закуаном Галиным, Иваном Храмовым, Рависом Хаятовым тихим августовским днем ушли они из родного села. В доотказа заполненных боевой подготовкой сутках время летело незаметно. До конца учебы оставался всего месяц, но фашисты наступали широким фронтом, и потому состоялся этот досрочный выпуск будущих командиров.

А сегодня, 15 марта 1943 года, они выгрузились на станции в городе Волчанске, что расположен на границе Белгородской и Харьковской областей. Каждому фронтовику обязательно памятны и первый бой, события, связанные с ранением. Хорошо помнит их и Мухаматнур Габдуллович Муфтахов, ветеран войны и труда из райцентра. ...Пополнение влилось в полк, занимавший оборонительные позиции на правом берегу реки Северский Донец. Минометный расчет, в котором М. Муфтахов был первым номером-наводчиком, удачно замаскировался в молодом сосняке. Приказ был - затаиться и ждать. Готовили немцы ловушку. Разведка доложила, что фашисты находятся примерно в сорока километрах от наших позиции. Четыре дня прошли в томительном ожидании. А потом на противоположном берегу появились немцы. Ходили в открытую, переговаривались, не подозревая о засаде. Поглядывая па водную преграду, еще покрытую льдом, прикидывали, как ее преодолеть. И Мухаматнур прикидывал на глазок ширину Донца: "Примерно, как наша Уфимка, когда обмелеет". Когда на другом берегу сконцентрировалось большое количество вражеской силы и техники, раздалась долгожданная команда: "Огонь!". Что тут началось! Били пушки, вторили им минометы. Немцы в панике бежали. Мы их преследовали, рассказывает Мухаматнур Габдуллович, пришлось поработать и штыком, и прикладом в горячке боя. Сильно мы были разозлены: ведь фашисты к тому времени оккупировали огромную нашу территорию, разрушили и сожгли много городов и сел, убивали мирных людей. Вот эта накопившаяся в нас злость и вылилась на головы врагов. Захватили несколько сотен пленных, много боеприпасов. Первый бой новобранцы приняли курсантами. "Звания будем присваи¬вать, когда покажете себя в деле", предупредил командир. М.Муфтахову звание старшего сержанта было присвоено в конце нюня. Стояли они тогда в обороне. И хотя не было активных боевых действий, времени зря не теряли, копили опыт фронтовой жизни. 7 июля поступил приказ форсировать Донец. Немцы к той поре хорошо укрепились на своих рубежах, держали под постоянным огнем реку. У 82-миллиметрового миномета одна плита весит 18 килограммов и еще столько же ствол. Да плюс еще станины, снаряды... Вот с каким грузом предстояло форсировать Северский Донец минометному расчету старшего сержанта Муфтахова. А переправляться под огнем надо было на подручных средствах. - Дважды немцы сбрасывали нас обратно в реку. Только при третьей попытке сумели мы выбить фашистов из окопов. Но шквальным огнем, противника были прижаты к земле. Наступать пришлось... ползком. Около километра ползли по-пластунски, пока не выбрались из зоны огня, -вспоминает Мухаматнур Габдуллович. Очень помогало на фронте чувство локтя товарища. В одном батальоне с Мухаматнуром воевали Иван Храмов и Сафуан Галин, часто вспоминали родные места. Но пришлось старшему сержанту Муфтахову и в одиночку действовать. Был он тогда старшим в группе связистов. Случилось так, что потерялся одни взвод пехоты. Ушел он на задание. Потому вдалеке была короткая перестрелка, и взвод как сквозь землю провалился. Сутки нет вторые пошли... Муфтахов умел на местности хорошо ориентироваться. Его и послали в розыск. Пробирался он ночью неглубокой лощинкой, изредка посвечивая карманным фонариком. Затихал, услышав немецкую речь, а потом осторожно продвигался дальше. За немецкой линией обороны нашел М. Муфтахов затерявшийся взвод. Без связи сидели ребята, без продуктов питания. Той же лощиной, пока не рассвело, привел три десятка солдат М. Муфтахов обратно в расположение части, за что был награжден орденом Красной Звезды. Взятие городов Белгорода, Орла, участие в боях на Курской дуге. на Харьковском направлении фронтовыми невзгодами пополнили горький опыт войны старшею сержанта Муфтахова. А ранение осколком мины в ноябре 1943 года в левую руку вывело ею из строя. Санинструктор наложил жгут чуть выше кровоточащей раны и направил Муфтахова в госпиталь, в местечке Трисороково. Все 18 километров Мухаматнур прошел в группе раненых пешком. Перекусить пришлось только однажды: пока на переправе улеглась суматоха, связанная с поимкой диверсантов, раненые присели у реки и, обмакивая в воду сухари, грызли их. Беспокоился Мухаматнур о руке - пытался ослабить жгут. И сразу начиналось кровотечение. Приходилось повязку стягивать снова, рука все больше синела, потеряла чувствительность.

В госпитале хирург произнес страшные слова: "Только ампутация". Мухаматнур похолодел: в 19 лет стать инвалидом? Ему, гармонисту? Вспомнил, как тайком от старшего брата, которому принадлежала гармонь, учился играть на ней. спрятавшись в бане. Как удивил потом брата, легко исполнив веселые деревенские мелодии, которые никак не давались законному владельцу гармошки. Как зауважавший юного гармониста-самоучку старший брат сажал его с гармошкой к себе па плечи и так они с песнями разгуливали по селу... - Нет, - твердо сказал он доктору. - Резать руку не дам. - Сейчас не согласишься отнять по локоть, завтра придется отрезать по плечо, - убеждал юношу врач. - Попробуйте полечить, — стоял на своем Мухаматнур. Пять долгих месяцев провел он в госпиталях, боль пришлось вытерпеть адскую, принимая лечение. Но руку сохранил. Домой вернулся в марте 1944 года. Раненная рука еще плохо действовала, но Мухаматнур сразу же взялся за гармошку. Можно сказать, Мухаматнур Габдуллович ни на один день с этим музыкальным инструментом не расстается. В грустные и радостные минуты гармошка всегда с ним. Играл на собственной свадьбе в 1951 году, а молодая его жена учительница Рабига Галинуровна пела веселые частушки. Играл своим детям Маркизе, Флориде и Флориду, пока они росли. Светлана Ерикеева. с. Красная Горка, 1997 г.
Комментарии
Ваше имя

Электронная почта

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу
 

Уведомить об ответе
Комментарий
Введите символы, которые показаны на картинке:

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
 
  Принимаю условия соглашения пользователя

Возврат к списку